STYLIST | EMBROIDERY ARTIST | WRITER
art.zaboleva@gmail.com
СКАЗКИ
Темнилиха.
Много у нас озер. Есть большие как море, есть маленькие как блюдца, есть одно бездонное с черной, как патока, водой. Рядом с ним давно никто не живет, только женщина одна осталась. Во всей нашей округе до самого Тима и дальше до Хотяжей, называли её Темнилихой. За то, что она всегда ходила в темной одежде. Темная юбка, темная кофта и такой же темный платок на пол лица. Уже никто не помнил сколько ей лет, почему живет одна и даже как она выглядит. Говорят, когда-то давным - давно ходила она по дворам в белой одежде, потом в серой, а потом и они в в темные лохмотья превратились. Побаивались ее у нас все и избегали, как только увидят её высокую фигуру с клюкой.
А в дереве неподалеку жила молодая девушка не знавшая ни уныния, ни печали. Звали её Авгия. С утра до позднего вечера крутилась она по двору, по делам, на работу сходить успевала, по хозяйству матери помочь и всё это под песни. Голос у неё был замечательный. Бывало как затянет, там не то, что телевизора не слышно, там и телефоны дозвониться не могли. Многим, конечно, она нравилась. Интересная девушка была, смешливая. Как слышали её восторженный смех люди, так сразу им и заражались.
И скоро в той деревне забыли о горестях, тоске и бедах. Много было свадеб сыграно с песнями и танцами, какие только гости не приезжали на них. Из городов и центров даже. Посмотреть, поплясать, заразиться этим весельем и обратно в свои серые города уехать.
Много детей родилось потом, настоящий бейби-бум случился. Все садики переполнены были. И заработок у людей пошел, машины купили, домов новых понастроили. Удивлялись, конечно, многие, как это так, деревня процветать стала. А, главное, стали постепенно забывать как это плакать, как слезы лить и просить у Бога помощи. Даже церкви опустели, нечего просить, а значит и молиться не о чем.
Так прошло несколько лет в веселье, танцах и пиршествах разных и кого только не было на них, но одного человека не видели на них ни разу – Темнилиху с бездонного озера. Скоро о ней все забыли, где она живет и зачем когда-то в дома приходила.
Авгия тем временем превратилась в женщину, полноватую и степенную с детьми и большим хозяйством. Одна из её дочерей была очень любопытного и живого нрава. Она постоянно пропадала в своих приключениях, за что частенько получала нагоняй от отца, но привычки убегать из дома без разрешения так и не оставила. Как-то под вечер её не досчитались за столом, и на следующий вечер Авгия не увидела её среди детей и поняла, что её дочь пропала. Хотела было она заплакать, а за столько лет, оказывается разучилась.
Позвала на помощь мужа, подруг, деревенскую повитуху с гадалкой. Никак не могут её слёз вызвать, только сердце горем наливается, а слезинки ни одной. Приезжал доктор из города, прописал таблетки, да разве они помогут такому горю? Девочку тем временем ищет полиция по всей округе, в каждый колодец заглянули, под каждую машину, в каждый дом и даже лес прочесали, как сквозь землю провалилась - нет нигде и всё тут! А в деревне уже не слышно веселья и праздников, нет буйного смеха, стоит тишина и никто понять не может почему.

Так проходит день за днем. Авгия слегла, грудь ее отяжелела под каменными мыслями о пропавшей дочери, лицо как деревянное сделалось от непролитых слёз. Как-то вечером с великим трудом поднялась она и вдруг слышит тихий стон, будто сама земля стонет и зовёт куда-то. Прислушалась Авгия, и показалось ей, что слышит она голос дочери, тонкий - тонкий: "Мама! Помнишь бездонное озеро? Пора тебе сходить к нему"
Бросилась Авгия со всех ног из деревни, на ходу теряя всю тяжесть из груди и чувствуя как всё лицо стало мягким и мокрым. Добежав до озера, она поняла, что это слезы. Сквозь их пелену она увидела высокую темную фигуру, которая двигалась очень медленно, но легко, словно по воздуху. Лица её разглядеть было невозможно, как и рук и ног, только посох говорил о том, что это земное создание.
-Подожди - в отчаянии крикнула Авгия - ради всего святого, подожди!
Фигура остановилась и чуть нагнулась в поклоне.
-Ты не видела девочку небольшого роста в шортиках и маечке розовой, не бегала она здесь, не звала на помощь?
- Как же, видела, юркая такая, всё выспрашивала кто я и почему здесь одна живу.
Надломилась тогда Авгия пополам, упала на колени и уже не сдерживая себя издала такой вой, что все птицы и звери вышли посмотреть, а кто это так надрывается, кто последний камень с души снимает. Её плач не утихал ещё очень долго, а слезы лились ручьями до самого озера, пока оно не вышло из берегов.
Темная фигура покачивалась вслед за стонами Авгии из стороны в сторону, словно в печальном танце. Наконец, она нагнулась, потянула её за плечо и прошептала: «Пойдем, я отведу тебя к ней»
Её дом оказался очень просторным и светлым, убран он был чисто и опрятно. За столом сидела беглянка пила чай из большого китайского термоса и весело хрустела сухарями. Увидев мать, она не растерялась, а подошла, обняла за живот и потянула к столу: «Садись мам, я так долго тебя ждала»
Втроем они сидели за круглым столом еще очень и очень долго, прошёл не один день за их разговорами и не два, а может три, а может все пять. Темнилиха оказалось женщиной ни старой, и немолодой, видно было, что её лицо знало много утрат и горя, но глаза оставались чистыми и светлыми.
Авгия никак не могла наговориться, рассказывая обо всем на свете. А хозяйка молча слушала и кивала с грустной улыбкой.
Когда пора было возвращаться, Авгия поклонилась ей низко до самого пола и произнесла: «Я не знаю твое настоящее имя и почему ты живешь здесь совсем одна, но я очень прошу тебя, я тебя умоляю приходи ко мне в дом без всякого приглашения»

Так и повелось с тех пор, когда бы Темнилиха не пришла в какой дом, ей накрывают стол, наливают чай и ведут длинные беседы с плачем и слезами, зная, что она тихо выслушает и унесет их с собой к бездонному озеру. А еще, говорят, когда сама она разговаривать начинает её нужно очень внимательно слушать и ни одного слова не пропустить. Потому, что её слова самое важное сказать могут, от чего так на сердце тяжело и как этому горюшку на свет выйти, чтобы уже никогда тебя не мучить.